Александр Стекольников (trombicula) wrote,
Александр Стекольников
trombicula

Category:

"Под буковым кровом"

Автор roman_shmarakov . Скачать можно здесь: Pod_bukovym_krovom.pdf. Текст в PDF защищен паролем, но (если не хочется читать с экрана) можно его распечатать по 4 страницы на лист, так что трата бумаги не столь велика.
Выложено в марте: http://roman-shmarakov.livejournal.com/209833.html;
Отзыв Иванова-Петрова: http://ivanov-petrov.livejournal.com/1518785.html
 
Имитация стиля разных писателей (прежде всего русских 19 в.) практически идеальна. Момент пародийности почти незаметен, хотя он есть. Зато смысл в каждом рассказе отсутствует полностью. Вот этим сочетанием точнейшей стилизации и полного отсутствия смысла книга и ценна. Она напоминает безалкогольное пиво: вкус, запах, цвет - как у настоящего, нет только градуса. Что такое безалкогольное пиво? Это не напиток - это овеществленная рефлексия на тему о том, за что мы любим пиво. Пусть тот, кто утверждает, что любит пиво за его вкус, попробует "Балтику №0"! "Все, вроде, на месте, но чувство такое, что меня обманули!" - как сказал Бочков, выпив безалкогольного. Не так ли и мы, читатели, думающие, будто любим ту или иную книгу за то удовольствие, которое нам доставляет процесс чтения? Возьмем теперь книгу "Под буковым кровом". Все эти милые архаические уродства стиля, которые так приятны в классической русской литературе, это увлекательно разворачивающееся повествование - все оно здесь, все на месте. Нет всего лишь того, о чем повествует повествование - и читатель, уже почти ощущающий пресловутое удовольствие от процесса чтения, испытывает сильнейший баттхёрт дискомфорт. А ведь он так ценил "стиль" классической прозы и так презирал всяческую "психологию", "метафизику", "мораль" и пр., которые "имели в виду" ее авторы!

Замечательно то, что при практически полном торжестве стиля и отсутствии смысла, в книге все же есть автор. Автор здесь - это инстанция, внимательно оберегающая текст от каких бы то ни было его попыток отнестись к некой действительности. Особенно интересен последний рассказ. Он отличается тем, что туда даже допущен сюжет, причем сюжет мистический - и тем не менее, смысл от этого не возникает! Почему исчез несчастный граф и в чем, собственно, состояли его непростые взаимоотношения с нарисованной камеристкой - на это нет даже и намека, а без этого содержание рассказа распадается.

Конечно, авторский метод обессмысливания текста не заключается только лишь в "отсутствии всякого присутствия": мы видим и некоторые литературные приемы, подчеркивающие и усиливающие отсутствие описываемой действительности. Заметен, прежде всего, такой метод, как неявный отсыл к действительности, общей для автора и читателя, но не имеющей отношения к повествованию (или к "повествователю", когда в рассказе имеет место такая фигура). Приведу два примера. Когда рассказ начинается со слов: "Мой дядя..." (с. 70), - то читатель, естественно, ждет уж рифмы "розы". Однако это ожидание вытекает из опыта читателя и автора, учившихся в советской школе - повествователь здесь совершенно ни при чем. Второй случай применения того же приема: "Поутру я писал хозяйку верхом на ее англизированной кобыле и дочь, глядящую на нее с высокого крыльца; по всей сцене и темным деревьям, склонявшимся над ними еще обильною листвою, разлито было умиротворенье, как того желал заказчик" (с. 179). В сознании читателя тут же возникает соответствующая репродукция из школьного учебника; однако герой повествования явно не Брюллов. Здесь снова автор намекает на нечто, хорошо знакомое ему и читателю, но неразличимое с точки зрения повествователя.

Вообще, ситуация, когда автор и читатель видят больше, чем герой (даже герой-повествователь), вполне стандартна - но этот дополнительный план в классической литературе всегда представляет собой просто иной ракурс рассмотрения той же описываемой действительности, в которой существует герой. Здесь же текст отсылает к действительности изображения как изображения, к его самостоятельному существованию, отдельно от изображаемого (например, к его существованию как предмета изучения в советской школе).

Подозреваю, что такая структура произведения - это весьма оригинальная литературная находка. Легко вспомнить писателей, изображавших абсурдный мир; известны и примеры саморазворачивающегося литературного дискурса, когда фигура автора полностью исчезает и остается один стиль. Но чтобы стиль так явно демонстрировал читателю свою собственную абсурдность, именно как чистого стиля - такого я еще не видел. Описанный выше прием (намек на самостоятельное значение текста, внешнее описываемому), в современной русской литературе встречается - например, у Пелевина (в нерусской, конечно же, сразу вспоминается Умберто Эко) - но у него эта авторская шутка не имеет формального значения и структура произведения остается вполне традиционной: сюжетное описание некоего "мира", пусть даже абсурдного, ирреального, иллюзорного по своей сути и т.д.

Автор в своем ЖЖ утверждает, что у него есть также романы, которые "будут опубликованы после его безвременной кончины". Интересно, какова их структура. Выдержать целый роман бессмысленного текста читателю сложно - поэтому можно предположить, что авторская техника в романе будет несколько иной. Удастся ли автору сохранить при этом формальную новизну, или он всего лишь создаст нечто вроде русского варианта "Имени розы"?...
Tags: заунывные звуки плача малютки привидения, стоит в траве валун могильный, эстетика
Subscribe

  • Чудо Бернарда Клервоского

    "Вальтер, граф Неверский, умер в Шартрезе и был там погребен. Поспешил господин Бернард к его могиле; и когда он, простершись там, весьма долго…

  • Почему наука невозможна

    Чтобы добиться в науке каких-то результатов, надо жить несколько сотен лет как минимум: "Кто изобрел плавление металлов, превращение одного в…

  • Импринтинг

    В метро висит какая-то афиша - спектакля, что ли - на нейтральном сером фоне надпись крупными буквами: "Рождение Сталина". Так вот, когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Чудо Бернарда Клервоского

    "Вальтер, граф Неверский, умер в Шартрезе и был там погребен. Поспешил господин Бернард к его могиле; и когда он, простершись там, весьма долго…

  • Почему наука невозможна

    Чтобы добиться в науке каких-то результатов, надо жить несколько сотен лет как минимум: "Кто изобрел плавление металлов, превращение одного в…

  • Импринтинг

    В метро висит какая-то афиша - спектакля, что ли - на нейтральном сером фоне надпись крупными буквами: "Рождение Сталина". Так вот, когда…