Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

leto

Тропическая инфекция на субполярной территории

Thomas Weitzel, María Carolina Silva-de la Fuente, Constanza Martínez-Valdebenito, Alexandr A Stekolnikov, Caricia Pérez, Ruth Pérez, Cecilia Vial, Katia Abarca, Gerardo Acosta-Jamett, Novel vector of scrub typhus in subantarctic Chile – evidence from human exposure, Clinical Infectious Diseases, 2021;, ciab748 (accepted manuscript), https://doi.org/10.1093/cid/ciab748

Таких сенсаций не было примерно сто лет, с начала исследования клещей-краснотелок в качестве переносчиков кустарникового тифа! Впервые выявлен переносчик этой болезни, не относящийся к роду Leptotrombidium. Это вид, который я описал в 2015 г. из Чили - Herpetacarus antarctica (Stekolnikov et González-Acuña, 2015). Это также первый случай точного определения клещей-краснотелок, напавших на человека в Чили, и первая находка рода Herpetacarus на человеке.

Кустарниковый тиф традиционно относят к тропическим инфекциям, хотя российское Приморье, на которое приходится северный угол "треугольника цуцугамуши", это уже далеко не тропики. Но район Чили, где в 2010 нашли природные очаги кустарникового тифа - субполярная территория. Материал для статьи был собран в марте 2020 г. в окрестностях деревни Caleta Tortel. Острова, фиорды, ледники, холодный океанический климат - без морозов, но и без температур выше 15 С даже летом:


Во время работы над статьей я впервые понял, что там, собственно, случилось. Три паразитолога приехали собирать клещей-краснотелок с грызунов и пошли ставить мышеловки. Когда они лазали по кустам, на них напали клещи. Для двоих дело ограничилось тромбидиозом (кожная реакция, примерно как при комариных укусах, но держится дольше), а третья через неделю заболела кустарниковым тифом. Разумеется, у них был с собой доксициклин, прием которого дал быстрый и полный эффект. Но при этом они сделали все, что требовалось для подтверждения факта переноса возбудителя клещами: взяли на ПЦР кровь пациентки и материал струпа в месте укуса, а также собрали клещей - 27 с себя и 23 - с растительности, "на флаг", т.е. на кусок ткани, волочившийся по кустам. Клещей потом изучили под флюоресцентным микроскопом, чтобы убедиться, что все они относятся к одному виду, затем часть отпрепарировали для точного определения, а часть отправили на ПЦР, чтобы найти ДНК возбудителя болезни. И в материале струпа, и в значительной части клещей была благополучно найдена ДНК риккетсии Orientia, вызывающей кустарниковый тиф. Кровь, к сожалению, брали уже после терапии доксициклином, поэтому там ничего не нашли.

Кстати, это моя первая публикация в журнале с импактом выше 8.
leto

+ Виктор Анатольевич Кривохатский

https://ru.wikipedia.org/wiki/Кривохатский, Виктор Анатольевич
https://www.zin.ru/staff/Krivokhatsky_V.A.html

ЗИНовский специалист по сетчатокрылым. Скончался 18 августа на 68 году жизни. Уже довольно давно он перенес инсульт (не помню, в каком году), после которого восстановился не полностью: ходил и говорил не очень хорошо, хотя продолжал работать.

Я запомнил, что он был директором заповедника "Лес на Ворскле", потому что именно в этот период (1990) ездил туда ненадолго - собирать клещей-краснотелок.

(Что-то в википедийной статье какие-то странности: "ведущий научный сотрудник Лаборатории древнейших организмов". Что это? Ну и годы в биографии, похоже, скопированы из чьей-то другой странички и не изменены: "старший лаборант (1960—1962)" и т.д.)
leto

Кто там сказал "нарезка салями"?

Antonovskaia A.A., Stekolnikov A.A. 2021. Redescriptions of ten chigger mite species (Acariformes: Trombiculidae) from Vietnam. Zootaxa, 4969 (1): 1–53.  doi:10.11646/zootaxa.4969.1.1 (открытый доступ)

Семи страниц не хватило до монографии. История здесь такая. В 1960-1963 годы Шлугер с соавторами описали множество видов из Вьетнама. Описания были очень неполные, а материал долгое время был недоступен, т.к. хранился дома у Шлугер. Кроме того, как потом выяснилось, в каждый препарат было заделано несколько клещей из разных видов и родов. В итоге получилась такая ситуация: у нас есть набор видов в препаратах и набор названий на этикетках, но нет никаких указаний на то, какое название к каким экземплярам относится! Ну и я решил, что раз уж мы выиграли грант РФФИ по Юго-Восточной Азии, то будет правильно все это переописать.

Это было опрометчивое решение; больше я таких вещей делать не буду. Вот сейчас отправлю в печать следующую статью, с переописаниями еще 8 шлугеровских видов - и хватит. Все это, конечно, важная и нужная работа, но извините - столько адского труда (чего стоило только найти подходящие экземпляры, чтобы сделать все необходимые морфологические рисунки, при дерьмовом качестве большинства препаратов), а результат? Во всей статье - один таксономический акт (не считая выделения лектотипов): сведение в синоним одного китайского вида. В European Journal of Taxonomy (куда я больше никогда ничего не буду посылать) статью отклонили, опираясь на рецензию уже неоднократно упомянутого бразильского придурка. Пришлось подавать в Зоотаксу - это еще месяца три рецензирования и столько же - подготовки к печати.

Просто чтобы понять, чего нам стоило одно только выделение лектотипов и паралектотипов, привожу иллюстрацию для одного из десяти видов:

Это лектотип и паралектотипы Doloisia fulminans на препаратах. Номера без уточнений в скобочках - это экземпляры других видов и родов. Заметьте, что покровные стекла - 18х18 мм, т.е. пометить клещей непосредственно на препарате, пером и тушью, было бы очень непросто.

В общем, это была одна из самых трудоемких статей в моей практике, при том, что соавтор, Настя Антоновская, выполнила всю работу собственно по ревизии коллекции и отбору экземпляров, в Зоомузее МГУ, а также сделала все промеры и часть микрофотографий.
leto

Кошмары

Я тут писал когда-то давно, как финское консульство практически объявило меня персоной нон грата.

А сегодня по мотивам того случая приснился сон, будто такого же типа предупреждение выкатила мне Великобритания, перед тем, как выдать вторую визу. Мол, про нашим данным, вы занимались в Великобритании не той деятельностью, которую декларировали в своем заявлении на визу. Поэтому мы оформили вам визу только на полгода и делаем предупреждение о недопустимости впредь. И будто я тогда же написал об этом в ЖЖ и надо теперь открутить его назад и посмотреть, чтобы освежить память.

И весь комплекс связанных с этим идей и впечатлений - я даже не уверен, что он именно приснился, а не просто подумался естественным образом, пока еще эта история казалась реальной: Как, что? Может быть, это визовый центр что-то напортачил при подготовке документов? Неужели нигде не выяснить, что конкретно мне вменяют, я уж не говорю - подать апелляцию? Неужели в Лондон теперь не поехать: это же ужасно! И такая досада: некоторые в Лондоне по гей-пабам ходят - и хоть бы что, а честному визитеру в NHM выкатили предупреждение!

Зато теперь я понял, как у старых людей возникают ложные воспоминания. Когда снится не какое-то событие само по себе, а снится, что ты его вспомнил! Впечатление достоверности исключительное.

Кстати, последнее время часто выпадают из памяти какие-то слова. Сегодня забыл слово "парейдолия", хотя я в ЖЖ состою в сообществе парейдоликов и даже иногда туда пишу. Не вспомнил даже когда открыл страницу сообщества - только когда нашел текст с этим словом. Еще сегодня забыл слово МРТ (магнитно-резонансная томография), хотя мне это обследование делали, и не раз. Т.е., помню, что есть рентген, КТ и еще какая-то аббревиатура - но эту последнюю так и не смог вспомнить самостоятельно. Вот думаю: это уже начало Альцгеймера или, к примеру, рассеянного склероза - и уже пора сдаваться неврологу, или еще нет?...
leto

Не вписался в рынок

«То время, когда я изучал клещей-краснотелок в Фонде Хупера, было замечательным периодом моей жизни. Однако отсутствие финансирования, смерть J.R. Audy, а также другие причины личного характера заставили меня прекратить изучение этих прекрасных существ. К сожалению, большая часть научной работы в этой стране основывается на исследовательских грантах. Когда финансирование исследования прекращается, останавливается и научная работа, в то время как в Европе многие ученые могут продолжать работать даже в отсутствие грантов»
(Prasad V. 1995. A visit to P.H. Vercammen-Grandjean, International Journal of Acarology, 21:3, 223-224, DOI: 10.1080/01647959508684062).

Надо знать, конечно, кто был J. Ralph Audy (1914-1974). Он, во-первых, был директором этого самого Фонда Хупера (George Williams Hooper Research Foundation) с 1959 до своей смерти. Во-вторых, с Веркаммен-Гранжаном он сотрудничал, начиная с африканского периода его деятельности. Когда Веркаммен с семьей после начала Конголезского кризиса (1960) был вынужден вернуться в Бельгию, у него, надо полагать, было два возможных выхода. Либо прозябать в Музее Центральной Африки, сидя на своей уже обработанной коллекции, либо принять предложение Оди, которое тот сделал еще в Африке, и переехать в Калифорнию. Отказаться от такого предложения было немыслимо!

Оди был медик, инфекционист-паразитолог. Фонд Хупера также был медицинским исследовательским центром в Калифорнийском университете. Веркаммен же работал как зоолог-систематик: описывал виды и роды клещей, делал ревизии. Его положение в Америке оказалось полностью зависимым от покровительства "патрона" - а тот умер довольно рано, в 60 лет. Можно себе представить, как смотрело на Веркаммена новое руководство фонда: "А это что тут у нас за, извиняюсь, Эркюль Пуаро, который занимается каким-то художественным творчеством на рабочем месте? А не пошел бы он... на пенсию?"

«Всю свою жизнь я был художником. Узоры, которые образованы складками на теле клещей-краснотелок, толщина покровов, сегменты ног и другие части тела – все это было важно для меня: все детали, которые я видел, я изображал как художник. В течение всей жизни я любил живопись, я участвовал в выставках, рисовал карикатуры на разных известных личностей» (Prasad, ibid.). - Вот отсюда (может быть, конкретно со статьи Прасада), очевидно, и пошла удивительная клевета, будто Веркаммен вообще был не биологом, а художником; на самом деле, у него, разумеется, было естественнонаучное образование, и работал он в медицинской лаборатории провинции Киву в Бельгийском Конго как паразитолог-систематик (причем не только акаролог - он еще изучал трематод).

Конечно, остаются под вопросом "причины личного характера" (other personal reasons), не названные в интервью, но все же мне сейчас кажется, что со здоровьем у него все было в порядке. Веркаммен умер в 80 лет от сердечного приступа - значит, вряд ли у него были какие-то существенные медицинские проблемы.

Проблема в том, что вряд ли у него была возможность (и желание) встраиваться в американскую грантовую систему. Возьмем ту же галапагосскую экспедицию. На конференцию, где обосновывался этот проект, Веркаммен представил великолепный текст (он опубликован: Vercammen-Grandjean P.H. 1966. Evolutionary problems of mite-host specificity and its relevance to studies on Galapagos organisms). Эволюция паразитизма, значение специфичности, способы распространения паразитов, факторы среды, малая изученность паразитофауны Галапагосских островов, бла-бла-бла... Фонд выделил деньги, исследования проведены. Результаты? - За два года опубликовано описание трех новых видов клещей-краснотелок! Ну, если директор фонда - твой друг, то, может, это и ничего. Но только при этом условии...
leto

Чеклист

Stekolnikov A.A. 2021. A checklist of chigger mites (Acariformes: Trombiculidae) of Southeast Asia. Zootaxa, 4913 (1): 1–163. DOI:10.11646/zootaxa.4913.1.1

Шестая монография. Вот чем я занимался весной-летом, когда у нас был полный локдаун (сейчас сделал тег https://trombicula.livejournal.com/tag/чеклист для постов, посвященных этой работе). Заходил в ЗИН раз в 2 недели, забирал очередную пачку книг и тащил домой. В списке 450 видов клещей-краснотелок и 649 видов/подвидов животных, на которых они паразитируют (не считая синонимов).
leto

Каталоги коллекций

В очередной раз поражаюсь возможностям электронных каталогов.

Еще в 2004 в соавторстве с Фэном описал несколько новых видов с Мадагаскара. То есть, описал я, по его материалам. Был там один вид с эндемичного мадагаскарского мыша Nesomys rufus. Этикетки на препаратах были, как обычно у Фэна, на бланках Института тропической медицины в Антверпене, а потом он название института кое-где зачеркнул и в нижней части этикетки написал "IRSNB" - это Институт естественной истории в Брюсселе, где он осел в качестве волонтера, когда вышел на пенсию. Поскольку эта надпись была сделана не на определительной этикетке, а на коллекционной, где сверху было вписано название Nesomys rufus, я решил, что Фэн собрал клещей с мыши из коллекции млекопитающих IRSNB, и так и написал в статье. А Фэн не обратил внимания. Лично-то мы не встречались, электронной почты у него не было, да и у нас она тогда, кажется, была еще в зачаточном состоянии. Общались только с помощью писем, напечатанных на бумаге с помощью матричного принтера.

То, что экземпляр мыши был музейный, ясно следовало из даты на этикетке: 15.I.1895. Фэн тогда еще не родился.

А в Лондоне я потом нашел серию не определенных препаратов Фэна, в том числе с Мадагаскара, где оказался новый род, тоже с Nesomys rufus. И уже при написании статьи внезапно задался вопросом: а не тот же ли это Nesomys rufus, вид с которого был описан в 2004? Дело в том, что в некрологе Фэна (он умер в 2009, в возрасте 96 лет) Бочков, работавший в IRSNB под его руководством, написал, что Фэн собирал клещей с заспиртованных млекопитающих в Британском музее (ныне NHM). А про коллекцию млекопитающих в Брюсселе там ничего не было сказано. Да и в самом деле: с какой стати было передавать в музей серию не определенных экземпляров, если только они не были там и собраны?

Смотрим электронные каталоги IRSNB и NHM.
IRSNB: в наличии один экземпляр Nesomys rufus, представляющий собой отдельные куски черепа (https://darwin.naturalsciences.be/darwin/search/view/id/297878). Ясно, что с него Фэн не мог ничего собрать.

NHM: есть 11 (одиннадцать) экземпляров Nesomys rufus, в том числе один, собранный 16.I.1895.
Вот постоянный адрес записи из базы данных: https://data.nhm.ac.uk/object/569967fb-13a6-4bbf-b75a-6f6f7cd927a8
Загружаем там же скан соответствующей страницы рукописного каталога и проверяем:
Collapse )

В итоге, имеем практически неоспоримые данные о месте сбора - Ampitambe Forest, который в онлайн-базу, обратите внимание, неправильно вписали как Amatambe Forest - а также если не о коллекторе, то хотя бы о владельце материала - C.I. Forsyth-Major (которого, опять же, в базу вписали сокращенно, как C.I. Major). Личность известная: в случае необходимости можно было бы и про него найти что-нибудь - но пока обойдусь.

И несомненно, что именно этот экземпляр мыши из NHM - источник как вида клещей, описанного в 2004, так и нового рода, описание которого я сейчас буду отправлять в журнал.

Единственная деталь, которую можно было бы (если вообще) установить непосредственно в коллекции млекопитающих NHM - это каким образом дата 16 января превратилась в 15 января. Может быть, она плохо читалась на этикетке и Фэн ее переписал неправильно. Другая возможность - что дата там на самом деле 15 января, и ошибку сделал не Фэн, а составитель рукописного каталога.

Да, и еще, конечно, важно, лежит ли этот зверек в отдельной банке или вместе с другими, т.к. в последнем случае паразиты с них могли перемешаться. Ну и вообще, я как-то не вижу в каталоге указания на то, что это именно спиртовой материал, хотя надеюсь, что это так.
leto

Кто переносит кустарниковый тиф в Чили

María Carolina Silva-de la Fuente, Alexandr A Stekolnikov, Thomas Weitzel, Esperanza Beltrami, Constanza Martínez-Valdebenito, Katia Abarca, Gerardo Acosta-Jamett. 2020. Chigger mites (Acariformes: Trombiculidae) of Chiloé Island, Chile, with descriptions of two new species and new data on the genus Herpetacarus. Journal of Medical Entomology, https://doi.org/10.1093/jme/tjaa258

После долгих мытарств, несмотря на вражеские интриги, вышла важная не только в таксономическом, но и в медицинском аспекте статья по Чили. Первый раз она тут упоминалась еще год назад (https://trombicula.livejournal.com/363942.html): сначала я был ее рецензентом, потом стал соавтором и, наконец (после второго отклонения), контактным автором.

Важность состоит вот в чем. В первой половине 20 века считалось, что распространение кустарникового тифа (лихорадки цуцугамуши), который переносят клещи-краснотелки, ограничивается "треугольником цуцугамуши", охватывающим Юго-Восточную и Южную Азию, часть Восточной Азии, Австралию и Новую Гвинею с Соломоновыми островами.
Collapse )

До сих пор доказанными переносчиками возбудителя кустарникового тифа (это риккетсия Orientia tsutsugamushi) были только виды рода Leptotrombidium: L. deliense, L. akamushi, L. scutellare и, возможно, еще несколько. Однако еще в 50-е годы местный кустарниковый тиф нашли в Африке - он был подтвержден серологическими методами, но впоследствии практически не изучался. Наконец, в 2011 году эту болезнь обнаружили в Чили - там ее возбудителем, как выяснилось, является другой вид Orientia, который пока адекватно не описан.

Но в Африке Leptotrombidium довольно редок - там преобладают виды близких родов Ericotrombidium и Hypotrombidium - что же касается Южной Америки, то там ни Leptotrombidium, ни близкие к нему роды вообще не встречаются. Кто же там переносит возбудителя этой болезни? Кажется, мы теперь знаем, какой род краснотелок этим занимается!

В Чили, в отличие от Африки, этой проблемой серьезно озаботились и начали планомерные полевые исследования прямо в местном природном очаге кустарникового тифа - на острове Чилоэ:
Collapse )
Прямо в процессе работы, как я уже писал раньше, первый автор вышеприведенной статьи заразилась и переболела тифом. На первом этапе были собраны краснотелки с грызунов (которые, как известно, служат главным "резервуаром" болезни в природных очагах). Два вида клещей, один новый и второй ранее описанный из Чили, оказались довольно редкими, а вот третий был массовым во всех местах сбора. Причем только этот вид был найден в тех пунктах, где в выборке клещей с помощью ПЦР нашли РНК риккетсий. Вид тоже оказался новым:
Collapse )
По предложению чилийских соавторов, его назвали Herpetacarus eloisae, в честь Eloísa Díaz Insunza (1866–1950), которая была первой женщиной в Южной Америке, получившей докторскую лицензию.

По ходу дела также выяснилось, что один небольшой южноамериканский род ничем не отличается от Herpetacarus - и я его свел в синоним. Между прочим, Herpetacarus распространен и в Африке - я раньше описал оттуда три его новых вида.

Но это, разумеется, далеко еще не конец исследований: надо изучить и описать клещей, собранных непосредственно с пациента, и найти в них ДНК возбудителя. А такой материал, как нетрудно догадаться, у нас уже есть! Так что, полагаю, в следующем году нас ждет один из самых интересных результатов в изучении клещей-краснотелок за последние 60 лет.
leto

Статья по ветеринарной патологии

Jéssica Molín, Javier Asín, Alexandr A. Stekolnikov, Ricardo de Miguel, Marta Pérez, Marina Gimeno, Pedro Pinczowski, Lluís Luján. 2020. Pathology of Trombiculosis caused by Neoschoengastia simonovichi in Wild Red-Legged Partridges (Alectoris rufa). Journal of Comparative Pathology, 181: 92-96.
В открытом доступе до 12 января 2021.
https://doi.org/10.1016/j.jcpa.2020.10.003.

Описание патологии, которую вызвало паразитирование клещей-краснотелок у красной куропатки в Испании, плюс первая находка данного вида клещей в Западной Европе. Кажется, это дольше всего готовившаяся статья в моей практике: работа над ней началась еще в 2016 г. Сначала был доклад с постером, потом опубликованные тезисы и, наконец, статья. Фотографии для нее я делал еще на микроскопе фирмы Микромед с фазовым контрастом:

К статье, кроме фотографий язв несчастной птицы, гистологических срезов, а также микрофотографий клещей, прилагается трехсекундное видео (на сайте журнала по ссылке), на котором видно, как оранжевая продолговатая краснотелка ползет по коже куропатки.