Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

leto

Под колпаком у ФСБ

Встречал сегодня иранского постдока. Для начала, на границе в Пулково он не смог внятно ответить на вопрос о цели своего прибытия в Россию. Кроме того, у него не было подтверждения брони отеля, хотя я высылал ему копию. То есть, надо было заставить его вызубрить заранее ответ на вопрос о цели прибытия и напомнить, чтобы не забыл подтверждение бронирования. В результате, его тормознуло ФСБ. Пришлось общаться с конторой, которая сфотографировала мой паспорт и записала телефон. Ну хоть пропустили, в итоге. Потом, разумеется, задержали еще и на таможне: опять звонили мне и спрашивали, что он везет (а вез он микроскопические препараты, т.е. стекла). Теперь нам предстоит арендовать ему квартирку на 3 месяца - тоже тот еще квест. До сих пор все попытки как-то проваливались: остается еще два дня, чтобы что-то найти...
leto

Wanted $1000



Внимание! Знаменитый разбойник, известный в преступном мире под кличкой Алекс, снова на свободе! Если вы увидели этого человека или кого-то, на него похожего, немедленно сообщите в полицию.

Кстати, по этому жуткому аусвайсу можно бесплатно пройти в целый ряд лондонских музеев, например, в Британский музей, в Национальную галерею, в Ботанические сады Кью и много еще куда. Так что вот прямо в субботу и начну - с Национальной галереи.
leto

Шедевр погромной риторики

Оригинал взят у nibope в "О произволе архивистов"
ужасы российских библиотек и архивов, почему инион давно мертв и т.п.
<...>
"И они никогда не несут ответственности. Просто НИ-КО-ГДА.
Многие до сих пор считают, что наезд на таких "охранителей" это "наезд" на архивное дело, её оскорбление, профессиональное унижение и т.д. Многие даже испытывают танталовы муки, как же так, люди за три копейки работают, а их!
Во первых, они не работают за три копейки.
Во вторых, они работают так, потому что БОЛЬШЕ НИКАК НЕ УМЕЮТ. И в третьих, они держатся за своё место так, как НИКОГДА не держатся за место в 3 копейки
" <...> ( выделение мое: trombicula).
---------------
trombicula: Аргументация давно знакомая (напр. вспомним знаменитое ливановское о том, что только плохие преподаватели могут работать за такие деньги), но здесь сформулировано просто чеканно. Можно применять как наглядную иллюстрацию: "Вот именно такую риторику использовали для оправдания разгрома науки в России".
---------------

В связи с этим еще раз вспомнил знаменитое повествование 2013 года, которое всплыло после пожара в ИНИОН (http://vas-s-al.livejournal.com/465197.html), и решил оформить ассоциацию, возникшую у меня после его прочтения.

Штабная крыса приезжает на передовую. Местность выглядит примерно так, как позиции артиллерийской батареи в конце романа Бондарева "Горячий снег". Начальство с неудовольствием оглядывается вокруг и произносит: "Аде фсе?" Тут из воронки на карачках выползает последний оставшийся в живых контуженный артиллерист. "В чем дело, товарищ солдат?" - произносит, глядя на него, штабная крыса, - "Почему вы в таком виде? Сапоги не чищены, воротничок не подшит? А?"...
leto

…А Цицерона не читал

Другой известный блогер с ярко выраженным стилем, определенно формирующим авторскую позицию - это kalakazo. Однако в отличие от ogreshin, который, несомненно, сознает, какой именно образ он придает себе как автору, в данном случае, я полагаю, автор совершенно не чувствует, чем оказывается создаваемая им авторская позиция. Здесь также можно наблюдать то, что читателю хочется назвать юродством; это показывает, насколько слово «юродство» неконкретно и как мало подходит оно к литературным произведениям. У автора имеют место попытки самоуничижения - за счет обозначения себя как «дедульки» и пр., а также вообще использования сниженной лексики. Но если у Огрешина это приводит к появлению действительно безобразного текста, то текст Калаказо прекрасен: невероятно богатая ритмизованная проза; мне даже неловко об этом писать, ибо я понимаю, что, будучи жалким дилетантом, не в состоянии по достоинству оценить такое великолепие. Но неуместность этой красоты просто режет глаз. Дело в том, что автор описывает достаточно тяжелые вещи: личные трагедии, несчастья; герои его очерков - люди в целом убогие либо взятые с их самой непривлекательной стороны. При этом красивость текста создает отчетливую дистанцию между автором и персонажами: персонажи страдают и погибают, позорят свое человеческое достоинство, совершают роковые жизненные ошибки, в то время как автор озабочен красотой описания. У читателя, в результате, возникает впечатление настолько запредельного и, главное, безотчетного со стороны автора цинизма, что хочется закрыть этот журнал и никогда больше не открывать. Поэтому Огрешина, при всей тошнотворности его постов, читать все-таки можно, тогда как Калаказо я никогда не включал во френды, при том, что его материал очень интересен, а суждения и оценки совершенно справедливы. Реалии и персоналии питерского православия 90-х годов, упоминающиеся в журнале, я отчасти имел возможность видеть сам (например, игумена Вениамина Новика), с другими (например, о. Владимир Цветков) сталкивались близкие и знакомые. Казалось бы, почему не читать пусть даже и несколько тенденциозные воспоминания об этом? Но стиль убивает всё…

Помню, точно такое впечатление возникало у меня при чтении одного автора туристско-альпинистских текстов, которыми я увлекался лет 10 назад (не помню его имени и не считаю нужным искать). Он очень художественно описывал гибель туристской группы в результате неадекватного поведения участников. Все эти литературные приемчики, подчеркивающие дистанцию между автором и персонажами, сами по себе вполне нормальные, вызывали в таких обстоятельствах невероятное омерзение. А между тем, в той же литературе есть вполне удачные примеры описания еще более жутких случаев - взять, например, историю гибели женской альпинистской группы на пике Ленина из «Категории трудности» Шатаева. С замерзающими альпинистками (среди которых была жена автора) до последней минуты поддерживалась радиосвязь. Потом Шатаев сам поднимался на гору - опознать погибших и составить описание, кто где лежит, чтобы впоследствии можно было спустить тела вниз. Сухой протокольный язык или трагический пафос - пожалуй, единственно приемлемые стили для таких тем: Шатаев отлично использует и то, и другое.

Следует сделать еще одно замечание. Писатель, скрывающийся под ником kalakazo, может, на самом деле, вполне сочувственно относиться к людям, о которых пишет. Вовсе не исключено также, что он намеренно (а не безотчетно) стремится, зачем-то, создать впечатление «циничности» своих очерков. Но в тексте его постов следов этого сочувствия и этого намерения обнаружить не удается. Я же пишу о том, что реально есть в тексте, а не о том, что могло бы быть в уме автора. Вот в текстах Огрешина сознание свинячьего безобразия создаваемого произведения прописано явно и открыто; часто вообще весь текст является только выражением этого сознания; автор тождествен создаваемому тексту, пишет сам себя, тогда как в очерках Калаказо мудрый и литературно одаренный автор бесстрастно излагает истории жалких людишек, копошащихся, как муравьи, где-то под его ногами…
leto

Смысл vs. цель

Оригинал взят у serge_le в  Просто цитата
"Для христианина жизнь и смерть Христа — центральное событие мировой истории; предыдущие столетия готовили его, последующие — отражали. Еще из земного праха не был создан Адам, еще твердь не отделила воды от вод, а Отец уже знал, что Сын умрет на кресте. Вот Он и создал землю и небо как декорацию для этой грядущей гибели. Христос... умер по собственной воле; а это означает, что первостихии, и Вселенная, и целые поколения людей, и Египет, и Рим, и Вавилония, и Иудея были извлечены на свет Божий, дабы содействовать Его смерти. Возможно также, что железо было создано ради гвоздей, шипы — ради тернового венца, а кровь и вода — ради раны... Идея Бога, возводящего универсум, как возводят эшафот". (Хорхе Луис Борхес)

trombicula: Тонкий софизм, основанный на отождествлении центрального события мировой истории и содержания мировой истории. Или, иначе говоря, на неразличении смысла и цели.

serge_le: ну, тут дедушку Аристотеля можно почитать - он прекрасно показывает, что однажды вопрос о причине и вопрос о цели становится одним и тем же вопросом )

trombicula: Я же не о причине и цели, а о смысле и цели. Смысл - то, что делает нечто (например, историю) понятным, придавая ему ценность; цель, напротив, ограничивает ценность всего иного, низводя его до статуса средства. В частности, в свете Креста Христова становятся понятными невинные страдания (невинный страдалец причастен Христу; его страдания - уже начало славы, а не средство для чего-то другого) . Если же Крест представить целью, то получим, что каждая "слезинка ребенка" - всего лишь кирпичик в прекрасном грядущем здании мировой гармонии: это и есть тема цитированного текста, которую тут выше комментаторы справедливо считают "страшной и зловещей".

serge_le: не согласен. Это Ваш вывод, который не содержится в сказанном.
leto

Жизнь в Колпино

За полтора года жизни в Колпино я видел трупов, наверное, столько же, сколько за всю предыдущую жизнь. Перечислим:
1) На Московском шоссе фура смяла легковушку; женщина за рулем убита наповал.
2) Точно такой же случай. Ручьи крови, как в кино.
3) Парень перебегал дорогу и попал под машину.
4) Два дня перед соседним домом, возле детской площадки, лежал труп, завернутый в ковер. Все думали, что это жильцы выбросили какой-то ненужный хлам. (Здесь это принято - оставлять старую мебель прямо под окнами. Донести 30 м до помойки - это же западло...).

Еще был сбитый мотоциклист, но тут самого трупа я не видел - только покореженный мотоцикл и разбросанные по дороге ботинки. Случаи, когда на месте аварии оставалась уже только разбитая машина, я не упоминаю - их было много. Кроме того, один раз я сам ухитрился попасть в аварию, когда всего лишь мирно ехал на городском автобусе из Пушкина домой. На повороте с Московского шоссе автобус бортом впилился в грузовик, угол кузова въехал прямо в салон. Сантехнику, который менял у нас в квартире трубы, раньше поломало кости на этом же повороте: фура смяла ехавшую в Колпино маршрутку. А еще из окна нашего дома, с 4 этажа, недавно выпала люлька-переноска с младенцем: родители выставили ее за окно, чтоб ребенок воздухом подышал.

Я счастлив, конечно, что нам удалось из пьяной василеостровской коммуналки выбраться в отдельную квартиру, но оставаться навсегда в Колпино тоже как-то не хотелось бы. Даже несмотря на то, что сейчас строят дополнительное шоссе в город.